Глава двадцать шестая, в которой драконесса впадает в ярость берсерка, а наемник ставит два лайка.

Я уже знал, к чему все идет, поэтому благоразумно отошел в сторону, чтобы ненароком не попасть под тяжелую когтистую лапу.

- Вы назвали меня ящерицей? – повторила Стелла низким голосом, как бы отказываясь верить в происходящее.

Чешуя драконессы покрылась алыми пульсирующими разводами, что свидетельствовало о граничащем с чистой звериной яростью состоянии. Да, эта рогато-хвостатая авантюристка умела менять свою окраску. Как хамелеон.

- А у тебя что, уши заложило? – ухмыльнулся главный борок, поигрывая топором.

- Ты – тупая ящерица! И мы тебя съедим! – хором заорали остальные мутанты.

Я лишь профейспалмил. Вот дураки-то, а…

- Гр-р-р-р! – яростно взревела Стелла, в сердцах стукнув хвостом о землю, и бросилась на врагов.

Разумеется, про висящий на поясе зачарованный меч эльфийской работы она благополучно позабыла. Глупая, глупая драконша!

Нет, вы только не подумайте, что я за нее беспокоюсь. Я еще только за драконов не беспокоился, ага… Стелла, чай, не вчера из яйца вылупилась (на самом деле она даже старше меня), силушкой не обижена (насчет ума не уверен), постоять за себя может. Просто у нас с ней соглашение такое: я прикрываю спину ей, а она – мне. Во избежание, так сказать.

Активировав режим берсерка, драконка ворвалась в толпу железных колобков подобно метеору. Мутанты в броне разлетались во все стороны, как кегли в боулинге. Схватив главного борока, Стелла со всей силы кинула его в остальных, а затем наподдала хвостом, так что вся честная компания кубарем выкатилась через ворота.

- Отступаем, пацаны! – заорал мутант с топором (который он уже посеял). – Этот противник нам не по зубам!

Деморализованные бороки поспешили скрыться в густых зарослях.

- И чтоб духу вашего на моих точках больше не было! – рявкнула драконесса вслед удирающим мутантам.

От этого грозного окрика железные колобки припустили еще быстрее. Я же откровенно наслаждался представлением и от души поаплодировал.

Повернувшись ко мне, Стелла небрежно смахнула пыль с постепенно зеленеющей чешуи, и грациозно поклонилась.

- Ну? Как я выступила? – нетерпеливо спросила она, сверля меня глазами а-ля Кот в сапогах.

- Суперкласс! – честно ответил я, выставив вверх два больших пальца в знак одобрения. – Десять из десяти!

- Ой, да вы мне льстите… - засмущалась драконяшка, кокетливо хлопая ресницами.

Я чего-то не врубаюсь, это она типа на меня впечатление произвести хочет или че? Так это не по адресу. Но подыграть могу. Я ж этот самый, как его… Джентельмен, вот.

- Что вы, мадемуазель, как можно? – забубнил я неестественным голосом. – Вы были поистине неподражаемы… Как всегда.

- Агась! – Стелла с гордостью тряхнула своей переливающейся гривой. – Я такая!

Мурлыкая под нос старую, как мир, песню про сундук мертвеца и бутылку рома, довольная как дорвавшийся до эльсвейрского фондю каджит, драконица направилась к массивной дубовой двери, ведущей в подземное хранилище форта.

- Пора провести небольшую ревизию! – весело провозгласила она.

- «Экспроприацию экспроприаторов», ты хотела сказать? – ухмыльнулся я, снимая с пояса посеребренную фляжку.

- Точно! – щелкнула когтями Стелла. – Вот именно эту самую штуку я и хотела провести!

Хлебнув от души эльфийского ягодного вина, я последовал за неунывающей авантюристкой.